Интервью с Мартином Яном, генеральным директором Volkswagen Russia

Мартин Ян, самый высокопоставленный чешский менеджер в России, рассказывает корреспонденту "Экономической газеты" (Hospodářské noviny) о бизнесе и отношениях с российскими чиновниками. Мы приводим интервью не полностью. Исключены были вопросы и ответы, касающиеся курса кроны, который сильно изменился с момента интервью.


Как вести бизнес в России? Что вас больше всего удивило, когда вы туда приехали?

Бизнес в России очень жёсткий. Рынок развивается очень быстро, что отличает страну от Европы и всего мира. Капитализм здесь очень жёсткий. Русские -- очень напористые переговорщики, если занимают нужную позицию, то идут до конца.



В чем проявляется эта твёрдость?

Подарков никто никому не делает. Ситуации "победитель-победитель" не существует. Они хотят всё по-максимуму. Если вы о чём-то договорились, то договор скрепляется рукопожатием. Договора на бумаге может и не быть, но прийти к общему знаменателю очень сложно.

Иногда трудно догадаться, как понял российский партнёр договорённость. Понимание достигнутого на обеих сторонах может сильно различаться. К примеру, наши поставщики: строительные или промышленные фирмы, они образуют картели или порой являются монополистами. И такие фирмы привыкли зарабатывать на инфляции. Некоторые способны даже на то, чтобы без каких-либо переговоров уведомить о повышении цен на десятки процент в течение одного дня.

Культура там совсем другая. Русские ждут уважения и, если его получают, то проявляют благодарность.



Ведь на стратегии "победитель-победитель" построен весь западный бизнес. Договор должен быть выгоден для обеих сторон. Как на это смотрят русские?

Вы должны найти что-то, с помощью чего вы сможете на них давить. Как только другая сторона находится в чуть-чуть более выгодной позиции, у вас нет шансов. Они должны чувствовать конкуренцию, но с другой стороны парнтёр должен быть от вас хоть немного зависим. Долговременное партнёрство в России строить тоже очень нелегко: многое держится за счёт зависимости. Вы либо самодостаточны, либо должны принять условия более сильного.

Для людей из восточной Европы, которые знают русских с прошлых времён, это черта не является такой неожиданностью, как для западоевропейцев, которые в своей жизни с подобным явлением не встречались.



Какую выгоду нам даёт наш менталитет по сравнению с немцами, французами или американцами?

Если убрать в сторону все негативные эмоции, которые сохранились у людей с 1968 года, то в России у нас есть шансы. Мы понимаем язык, нам ближе их мышление.

С 1991 по примерно 2003 год здесь было всё дико. К счастью, этот период закончился, и предприниматели в России начинают соблюдать правила. Рынок растёт, и западные фирмы норовят войти в игру. Неудивительно, что Россия обогнала Германию и на данный момент представляет собой крупнейший автомобильный рынок в Европе.

Без контактов в политике бизнес вести невозможно.



Экономика России сильно зависима от политики. Нужны ли и Volkswagen связи с русскими политиками?

Для бизнеса как такового нет. В потребительской сфере такой необходимости нет. Если вам не нужна какая-либо лицензия или специальное разрешение, можно вполне нормально работать независимо от государства. Если, конечно, не планируете продавать автомобили для министерства. Государство для нас важно прежде всего тем, что постоянно вводит и меняет условия для ведения бизнеса. Меняются законы, таможенные правила. Именно поэтому мы должны с политиками общаться и следить за тем, что происходит.



В Чехии вы получили богатый опыт общения с политиками. Даёт вам этот опыт выгоду в России? Вы уже начали выстраивать отношения с политиками?

Выбора нет. Я был назначен на пост вице-президента отделения автомобильной промышленности в самой влиятельной в России лоббистской организации AEB (Association of European Businesses). Эта организация является самым сильным защитником интересов иностранных фирм, и нам приходится влиять на некоторые вещи.

Много правил в России ещё не устоялось. И поэтому нет чётко ограниченных отношений между лобби и правительством. Российская политика суверенна.



Какие отличия есть между российскими и чешскими политиками что касается ведения переговоров?

В России действуют абсолютно иные принципы. Мы маленькая страна и находимся под давлением конкуренции. И политики всё больше это понимают. Россия же -- страна, на чей рынок хотят вступить все мировые фирмы. Русским может быть всё равно, кто придёт; кто-нибудь, да придёт точно. Прямо как в Китае.

Позиции государства, как одной из сторон в переговорах, очень сильны. Особой надобности кого-то звать нет. Дорогие энергоносители привлекательность страны только увеличивают. Русские знают, что они вам нужны больше, чем вы им, поэтому поведение соответствующее. Сейчас русские будут дома и заграницей отстраивать позиции, потерянные страной в ельцинское время. Мир привык к тому, что Россию не слышно - не видно. Это время прошло, Россия растёт как экономически, так и политически.

В этой большой стране живут одним днём.



Много россиян быстро разбогатело. Общество формируется по совершенно иным правилам, нежели на западе. Чем оно удивило вас?

Это должно шокировать каждого, кто сюда приезжает. Деньги здесь являются совершенно другим измерением. В Европе и Америке богатые люди тоже много тратят, но с Россией сравнивать нельзя даже близко. Русские живут одним днём, их не интересует, что будет завтра, и тем более через месяц или через год.

Я понимаю, что русские пережили сложное время. Первоначальное разделение капитала было очень тяжёлым. А теперь пришла пора насладиться этим, что они и делают -- причём, вне зависимости от социального уровня. Русский человек живёт сегодняшним днём, его не интересует пенсионное страхование или окружающая среда... Он готов за всё платить огромные деньги.



Поэтому там так цветёт бизнес. Американцу или немцу товары с таким наваром продать не получится. Несмотря на богатство, он считает деньги.

Это правда. Например, в автомобильной отрасли конкуренция настолько сильная, что автомобили продаются дешевле, где чем-либо. Наши маржи в России намного меньше, чем в западной Европе.



Так вы там и продаёте совершенно другие модели, нежели в Европе. Маленькие машины никто не покупает...

Да, но рынок сильно отличается. В России не продаются даже комби, -- они считаются служебными машинами. "Настоящая" машины -- это только седан. Цена бензина и дизельного топлива даже не обсуждается. Хотя кто знает, что будет через пять лет.



Отношения к автомобилям у людей в разных странах разное. Для немца авто -- символ общественного положения. Французы вообще особо автомобилями не интересуются, покупая маленькие машинки и тратя больше денег на дорогую одежду и жильё. Чехи после долгого периода застоя, выражают в машинах свою уникальность. А чем является машина для русского?

В России автомобиль является неотъемлемой составляющей статуса, занимаемого в обществе. Престижность марки очень важна и именно она влияет на продажи больше, чем что-либо другое.



Поэтому реклама должна быть совершенно другой?

Общество насыщено рекламой, что мне немного напоминает США. Но в России реклама продвигает главным образом бренды. В западной Европе реклама больше нацелена на новинки и скидки.

Русские наоборот ценят грациозность и величественность. Бренд должен быть хорошо виден на всём, должен быть как можно крупнее. В России всё ещё работает правило, что машина должна быть чёрная или по меньшей мере тёмного цвета. А люксовая машина просто обязана быть чёрной. Европейская мода со своими светлыми большими автомобилями сюда ещё не дошла. Интерьер должен быть обязательно из чёрной кожи.



Отношения между Чехией и Россией из-за американского радара в Брди натянуты. Россия ограничило экспорт нефти. Мешает ли вашей работе ваше чешское происхождение?

Пока что мы это никак не почувствовали. Я думаю, что сейчас начнутся переговоры о том, что русские получат из-за радара. И смотреть на них нужно как на партнёров, потому что ось Запад-Восток будет работать лучше, чем ось Север-Юг. Более того, мы должны будем как можно плотнее сотрудничать с русскими, потому что нам нужна их нефть и газ. А им нужен будет покупатель в нашем лице. Имеет смысл скорее строить стратегическое партнёрство, чем действовать назло друг другу.



Объёмы продаж машин в Европе падают. Недвижимость дешевеет, а продукты питания и нефть дорожают. Как вы будете реагировать на эти изменения?

Мы стараемся выпускать автомобили с как можно меньшим потреблением топлива. Но изменить политику за один день нельзя. Если нефть будет сильно дорожать, и её цена не подскочит на 300-400 евро за баррель, то наше предложение, которое мы готовим, будет как раз.

У нас, например, есть очень экономный Superb с объёмом двигателя 1,4. Для случая расширения сетей АЗС, где продаётся газ, у нас есть модели для газовых двигателей. Если же цена нефти стремительно вырастет, единственной альтернативой остаются электромобили.



Ускорит ли резкий рост цен на нефть разработку экономичных двигателей?

Наши разработки нельзя ускорить, однако рост цен на нефть однозначно поменяет цифры в рассчётах. Сегодня в игре не участвуют другие виды топлива, потому что пока что они не так выгодны. Как только ситуация поменяется, и другие энергоносители станут более дешёвыми, в игру вступят новые технологии. А нефть влияет на ситуацию очень драматически.



Дорогая нефть сделает автомобили более экономичными?

Именно. Распространение получит другая энергия и автоматически снизятся выбросы углекислого газа. И не нужны будут ни ограничивающие лимиты ни регулирующие документы. Поменяется поведение людей. И произойдёт это быстрее, нежели в случае искусственной регуляции.